Добро пожаловать, посетитель! [ Регистрация | Войти

Premium WordPress Themes - AppThemes

Мауро фон Зибенталь

Персоналии 04.02.2014





Когда-то, прийдя в Чили, Ротшильды, Торресы и Мондави заключили, по словам Хью Джонсона, «акт доверия к винной индустрии страны, которая когда-то считалась абсолютно бесперспективной». То, что делает в долине Аконкагуа бывший адвокат швейцарец Мауро фон Зибенталь (Mauro von Siebenthal) сегодня выглядит не менее революционно. А потому его вина, выпускаемые в количестве «каких-то» 150 тысяч бутылок даже на фоне многомиллионного чилийского производства не могут остаться незамеченными.

Мауро начал с нуля – там, где сейчас растут лозы карменера, каберне, мерло, пти вердо и каберне франка, всего несколько лет назад зрел маис. Фон Зибенталь купил землю по соседству с Errazuriz – Эдуардо Чедвик, увлеченный куда более масштабными проектами, с легким сердцем уступил ему землю.

«Мне нужно десять минут, чтобы решить, буду я покупать что-то или нет, а вот большая компания так быстро принять решение не может», — объясняет Мауро щедрость соседа. Возможно, он приобрел бы и еще, особенно на холмах (терруар в Агонкагуа есть, и неплохой!), но тут фермеры, выращивающие авокадо, не желают расставаться с землей, ибо полагают свой бизнес куда прибыльнее винного.

Впрочем, собственных масштабов производства Мауро вполне хватает: «Если я увижу, что на мои вина бум, я не стану увеличивать объемы, а просто подниму цены».

Отдав дань бордосской традиции (и собственному вкусу, воспитанному сызмальства на престижных «гран крю»), и сделав свое первое вино «Parcela № 7», — бордосский бленд из каберне, мерло, пти вердо и каберне франк, — фон Зибенталь начал экспериментировать с другими сортами.

Выпустив на рынок пять тысяч бутылок «пти вердо» под названием Toknar, он сразу же заявил о своей непохожести. Для соседей Мауро этот сорт ценен лишь цветом, танинами и кислотой – «соль и перец», которыми сдабривают «основное блюдо», бордосский бленд. Для Фон Зибенталя пти вердо – полноправный «игрок»: в Аконкагуа этот сорт очень хорошо вызревает, его можно долго хранить. Вина из пти вердо — горько-сладкие во рту, структурные сложные, и, конечно же, очень темные. Роберт Паркер, который дал Toknar 95 баллов, полагает, что оно будет развиваться минимум 20 лет.

По поводу выдержки у Мауро тоже есть свое мнение: «Моему вину требуется немало времени, чтобы оно набрало зрелость». Его Montelig проводит в бочке от 21 до 24 месяцев. В течение первого года, считает швейцарец, вино набирает ароматы кофе, ванили, шоколада. Второй год закрепляет таннины и цвет, делает купаж из каберне, пти вердо и карменера структурным и сложным. Результат? Конецентрированное, ароматное, с бальзамическими, эвкалиптовыми и лакричными тонами — 93 балла по Роберту Паркеру.

«Карменер очень отличается от европейских сортов, — говорит Мауро. – Это «вещь в себе», вино для медитации, раздумий и разговоров, отнюдь не для еды, с которой он сочетается плохо.»

Произведенное из карменера и пти вердо Tatay de Cristobal стало самым дорогим вином в истории Чили: каждая из 1500 бутылок продается в Америке за 250 долларов.

Эдуардо Чедвик, с которым теперь Мауро частенько по-соседски обсуждает достоинства различных вин, как-то посетовал: дескать, ни одно чилийское вино до сих пор не получило 100 баллов у всемирно-признанных экспертов (Don Melchor с его максимальными 96 баллами многие годы оставался непокоренной вершиной). Этот разговор состоялся незадолго до того, как Tatay de Cristobal было оценено «гуру» винного мира в 97 баллов. Признание, сенсационное для других, но логичное для человека, увлеченным, по его словам, «не столько производством вина, сколько эстетической концепцией — сделать нечто, что может изменить ваш взгляд на страну, вина, сорта винограда.»

Источник: www.winebroker.ru



No Tags

1712 total views, 1 today

  

Оставить ответ